О чуде, черте и мечтах

Средь войн, обмана, глупости и блуда,
Не веря не в дела и не в слова,
Народы вечно ожидают чуда,
Как подтвержденья жизни божества.

Чтоб по воде ходил он, а не плавал
И чтобы непременно воскресал,
Забыв при этом что, однако, дьявол
Умеет тоже делать чудеса.

Да, Бог сильней, и бог добрей,
И мудр, поскольку он еврей,
Но дьявол чуточку быстрей.

Ты веришь в Иисуса или в Будду,
А может даже в то, что ты – не ты.
В любом контексте ожиданье чуда
Тихонько превращается в мечты.

Летят мечты по небу, словно птицы.
И к умному летят и к дураку.
Ах, кто там, кто там в дверь мою стучиться?
Ах, это я, мечта твоя. Ку-ку.

Да, Бог сильней, и бог добрей,
И может даже не еврей,
Но он-то врядли у дверей.

И если я чего-то в жизни стою,
И если что-то понял вообще,
То это то, что за моей мечтою,
Любой моей несбыточной мечтою,
Стоит храмой, в берете и плаще.