О том же Амуре

У амура не одна стрела,
И его, младенца-пострела,
Не устроит выстрел мимо цели.
Но, бывает, засвербит в глазу
Или что-то вышибет слезу.
Это фавн играет на свирели.

И откуда знает он, малец,
О расположении сердец?
Греки анатомию презрели.
Вот он и стреляет наугад,
А потом глядит на результат.
Ну, а фавн играет на свирели.

Выстрелил, к примеру, в слабака –
К сердцу с дрожью дернулась рука
И глаза от боли посерели.
Он в другого разряжает лук –
У того лишь обострится слух:
Что там фавн играет на свирели?

Снова задрожит стрелы перо,
Снова в грудь и снова не в ребро,
Кровь течет  по жилам еле-еле.
Но опять руке не задрожать
И слезе из глаза не сбежать.
Только фавн играет на свирели.

И тогда отчается малыш,
Скажет человеку: «Ну, шалишь!
Ты же бессердечный, в самом деле.»
Ну, а человек, двоих любя,
Вдруг напишет песню для себя.
Фавн ему сыграет на свирели.