Слушая Мирзаяна

Она влетела, как крылом махнула
И просто, словно в праздный разговор,
Горячим пальцем, как холодным дулом
Его слегка толкнула в корридор.

И он пошел. Не то, чтобы от страха,
А больше от усталости и сна.
И каждый шаг его стонал и ахал,
Как ахает меж скалами волна.

В ушах лихая музыка звучала,
Как будто говоря ему – взлетай!
Гитара сумасшедшая бренчала
И пела негритянка «Сама тайм».

Звук был из
Статьи «Грех».
Он шел вниз,
Летя вверх.

Горел аххейский шлем, летала муха,
Максимильян мулатку жал к стволу, 
Адольф, лишенный голоса и слуха,
Жевал рогалик где-нибудь в углу.

Люд, как и прежде думает о рае.
И он идет. И музыка играет.