В отличие от других городов Украины


	Возраст мужчины - это такая жидкая субстанция, которая медленно перетекает из сосуда с биркой 
«Много женщин не бывает» в сосуд с биркой «Вот что я вам скажу по этому поводу». Это затрудняет мою личную 
идентификацию: с одной стороны из первого ни капли не убавилось, с другой стороны тоже, простите за 
сравнение, накапало. Да, мне действительно уже есть что сказать, что просуммировать, из чего вычесть и в 
итоге сказать соседу в купе что-нибудь вроде: «Был я в этом городе. На этой улице такого памятника нет».
        Это я к тому, что уже не осталось сколько-нибудь крупных городов в Украине, где я не был, а потому 
могу с полной ответственностью добавлять к характеристике любого города фразу: «В отличие от других городов 
Украины».
	Винница. В отличие от других городов Украины, только у винницких жителей, после произнесения им 
фразы: «Я из Винницы» и получения в ответ: «А де это?», встречаешь глубокое сожаление, полное безразличие и 
чувство собственного достоинства одновременно. 
	Давайте сравним реакции жителей других городов. Итак. Утверждение: «Я из… (нужное вставить)». 
Вопрос: «А де это?». Ответы.
Киевлянин: «Географию учить надо».
Харьковчанин: (следите за акцентом) «Между прочим, мы были столицей Украины».
Житель Днепропетровска: (про себя) «Так, дурят».
Дончанин: «Извинись и пойдем выпьем».
Житель Симферополя: «Ой, не знаете и не надо».
Ивано-Франковец: «А був би, так запам`ятав би».
Полтавчанин: «Тю!»
Одессит: (соседу, потирая руки) «Изя, ты это слышал? Или нам нечего рассказать этому человеку? И не 
уговаривай, это буду я».
И только винничанин, повернувшись к окну в три четверти, улыбнется той неподражаемой винницкой улыбкой, 
внутри которой будет написано: «Если бы Вы знали, что это за город…»

	Винница. Середина 80-х. Годы Советской власти.
Действующие лица:
Байрак - дизайнер СКТБ ОПК, в будущем житель Одессы и Воронежа.
Шохин - человек вселенной, в будущем человек вселенной. Друг Байрака.
Кокряцкий - начальник Байрака по должности, друг по определению, в будущем городской бунтарь.
Женя Майданик - выпускник педагогического института, в будущем директор городского ДК. Друг Байрака.
Федоров - разгильдяй, будущий писатель-фантаст. Друг Байрака.
Паша - артист кукольного театра. Друг Байрака.
Щука - самая веселая девушка Винницы. Друг Байрака.
Владимир Никитич Бондарчук - заместитель председателя Горисполкома, вечный турист, покровитель Байрака и его 
друзей.
Джон, Писарь и Шпарага - электрики, большие друзья Байрака, особенно в день зарплаты.
Винничане - друзья Байрака.
	Пушкинская улица. Небольшое помещение под кодовым названием «Мастерская», именуемая 
также «Подпольный обком действует». Вдоль стены висит 8-мимиллиметровая кинопленка, на стене турнирная 
таблица: «Чемпионат Винницы по игре го, посвященный 40-летию победы над милитаристской Японией», в углу 
свежеокрашенные клоунские башмаки, на столе не остывающий чайник, стаканы и нарезанные соленые огурцы. 
	В углу, на дощатом настиле под одеялом живет Шохин, человек вселенной. За столом Байрак пьет чай. 
Входит Кокряцкий.
Кокряцкий - Байрак, между прочим, рабочий день.
Байрак - Я знаю.
Кокряцкий - Между прочим, я твой начальник.
Байрак - Я знаю.
Кокряцкий - Между прочим, государство тебе зарплату платит.
Байрак - Что, сегодня?
Кокряцкий - Байрак, брось свои одесские шуточки (стучит пальцем по столу крупной дробью).
Из-под стола с воем выскакивает черный кот, прыгает на стол, затем Кокряцкому на голову. Тот кричит. Кот 
спрыгивает на пол и скрывается под столом.
Байрак - Не ори, Шохина разбудишь. Сядь, чаю попей.
Кокряцкий - (успокаиваясь) Что ты делаешь?
Байрак - Кота дрессирую.
Кокряцкий - Коты не дрессируются, я знаю.
Байрак - У меня все дрессируются. Дай кусок колбасы.
Кокряцкий - У меня уже нет.
Шохин - У меня есть.
Из-под одеяла появляется рука, протягивая кусок искромсанной зубами колбасы. Байрак берет колбасу, 
отламывает маленький кусок, кладет себе на голову и стучит по столу пальцем крупной дробью. Кот выпрыгивает 
из-под стола, взбирается Байраку на голову и впивается зубами в колбасу.
Байрак - (отделяя кота от колбасы) Главное не перекормить.
Кокряцкий - (недоуменно) Зачем тебе это?
Байрак - Пригодится. Придумал номер для КВН. Да и в жизни…
Входит разгильдяй Федоров в форме офицера вермахта с парабеллумом на поясе.
Байрак - Хайль Гитлер. Давно так ходишь?
Разгильдяй Федоров - Кино снимают. Про войну. 3.80. за массовку. Там много наших. Все немцы. Сейчас перерыв, 
а на площадке выпить не дают.
Байрак - Ну, заходите. Фашисты тоже люди.
Шохин - Только скажи ребятам, чтобы каски не снимали.
	С улицы в мастерскую направляется отряд немецкой пехоты с винтовками, распевая «Ах, мой милый 
Августин». Слышатся отдельные реплики: «Бабка, млеко, курка, яйки…», скрежет поворотов ключей в соседских 
дверях и вздохи: «Опять начинается».
Байрак (накрывая на стол чем Бог послал из-под одеяла) - Сидайте, пани нимци. Давно вас чэкаемо. Випивайтэ, 
закусюйте.
Немцы - Гут, гут!
Входит Женя Майданик, выпускник педагогического института, в будущем директор городского ДК.
Женя Майданик - Байрак, там такой прикол! Из роддома комендатуру сделали, флаг со свастикой, броневик… 
Выкидышей будет! 
(садится к немцам)
- Привет, пацаны! Это что, новая команда КВН «Враги сожгли родную хату»?
Байрак - Женя, я всегда знал, что ты антисемит, но чтобы бухать с фашистами…
Женя Майданик - Я по дороге Шефа видел. Сердитый. Сказал. Что если к юбилею турклуба не распишешь сценарий - 
руки оторвет.
Байрак - Когда у нас юбилей турклуба?
Шохин (из под одеяла) - Завтра.
Байрак - Надо срочно расписать.
Шохин (достает из под одеяла лист бумаги и колоду, причесывается) - На троих или на четверых? Кокряцкий будет?
Кокряцкий - Я на работе, между прочим.
Байрак - Я, между прочим, тоже. Большое дело. Тут все на работе, кроме Шохина и кота. И то...
Разгильдяй Федоров -  Витя, скажи честно, у тебя враги есть?
Байрак - Да вот соседка все время пишет на нас жалобы.
Разгильдяй Федоров - А давай мы ее сейчас в огород выведем и расстреляем. Минутное ж дело.
Немцы - Гут! Гут!
Байрак - У вас патронов нет.
Разгильдяй Федоров - Она увидит лицо Паши - патронов не надо.
Паша, артист кукольного театра, прославившийся исполнением роли смерти в спектакле «11 дверей» для 
убедительности снимает каску и заглядывает под стол. Кот издает протяжный вой, переходящий в шипение.
Разгильдяй Федоров - Коту понятно.
В дверь вламываются электрики Джон, Писарь и Шпарага в кимоно. На лицах у них явные признаки дня зарплаты.
Джон, Писарь и Шпарага - Три танкиста, три веселых друга…
(глядя на немцев) - О! Еще не вечер, а черти уже мерещатся.
Байрак - Пацаны! Скоро финал чемпионата города. А у вас еще кот не валялся.
Кот под столом перестает шипеть, прислушиваясь к дальнейшему развитию событий.
Джон, капитан команды политеха - А как ты думаешь, зачем мы пришли? У нас есть идея поставить песню «Три 
танкиста» в лицах. В наших. 
Шпарага (ставит на стол «Винницкую особую») - сейчас устроим мозговой штурм и репетицию.
Немцы - Гут! Гут!
Шохин (делая заход под Кокряцкого) - Выпывайте, пани нимци. Скилькы ж мы вас тут чекали. От тепер будэ нова 
влада, нимецький порядок. Всих комунистив…
На словах «всих комунистив…» беззвучно входит Владимир Никитч Бондарчук, заместитель председателя 
горисполкома по кличке Шеф. Он смотрит сначала на электриков, репетирующих строку «… и летели наземь 
самураи», затем на Федорова, объясняющего немцам, как надо строиться перед расстрелом и, наконец, на Байрака 
и Шохина, всовывающих Кокряцкому пятую взятку на мизере.
Шеф - Сукины сыны!!!
Шохин молниеносно переворачивает лист с пулей, на обратной стороне которого даже слепой смог бы прочесть 
надпись «Сценарий юбилея винницкого турклуба . Сцена 10-я. Туристы на привале изучают карты». Джон, Писарь и 
Шпарага в кимоно мгновенно вставляют в песню про танкистов строку «Милая моя, солнышко лесное». Немцы с 
арийским спокойствием встают и со словами: «За здоровье партайгеноса Никитича» выпивают все спиртное до 
капли. Байрак тут же опять наливает в стаканы кипяченой воды из чайника.
Байрак - Не убедительно! Пьете, как воду! Будете репетировать, пока не поверю, что вы пьете «Винницкую 
особую»! Учи вас-не учи...
Некоторое время Шеф переваривает происходящее, потом смотрит на календарь.
Шеф - Вот эту сцену с немцами уберите, слишком похоже. Карты возьмите в инструкторской. Настоящие. Громко не 
пойте, в турклубе услышат. И запомните - если к завтрашнему обеду у меня на столе не будет лежать сценарий…
     И тут Никитич стал крупной дробью стучать пальцем по столу.

     Винница. Как объяснить незнакомому человеку, где это? И зачем объяснять? Когда я приехал сюда жить, то 
был уверен в превосходстве одессита, как в аксиоме. А когда вернулся, то обнаружил, что одесский акцент стал 
еще более одесским, юмор стал глубже, время на то, чтобы понравиться девушке сократилось до собственной 
неготовности, а запас оптимизма позволил еще два раза в жизни буквально все начать с ноля. И все это 
благодаря Виннице.
В отличие от других городов Украины.