Краткая история Днепропетровска

(репортаж)

Добрый день. Мы ведем нашу передачу (пересдачу, недосдачу, недозаклад, четыре в гору) с того самого географического места, которое считается серединой Днепра. Во-первых: где, скажите пожалуйста, у Гоголя сказано, что мерить надо было поперек, а не вдоль? Во-вторых: как редкая птица, именно тут я несколько раз залетал, что также свидетельствует в пользу его середины.

При попытке взять по этому поводу интервью у самого автора фразы, Николай Васильевич не вставая сказал, что все это в гробу видел, и несколько раз перевернулся.

Итак. Корни этого города уходят глубоко в землю. Например, веселенькая попытка построить здесь метро несколько раз провалилась прямо на эскалатор. Насколько мне известно, это единственный случай эксплуатации эскалатора кротами. А леденящая душу картина ухода под эту самую землю целой школы? Сколько несчастных детей могли досрочно заземлиться, если бы в этом городе хоть кто-нибудь ходил в школу!!!

Издавна Днепр, он же Борисфен, был известен тем, что правители древности любили здесь думать. К сожалению, опыт предков сейчас утерян. А ведь еще Борис Годунов любил заезжать сюда в Смутное время, чтобы государственными мыслями посушить себе голову. Не оттуда ли его древнее название - Борис-фен? Не от туда! - возражает ему Геродот, известный тем, что все делал через не от туда. Именно Геродот выдвинул версию о том, что через Днепропетровск пролегал Великий Шелковый путь. Трудно не согласиться с авторитетным географом, особенно к вечеру, когда на улицах города появляется немало людей с желтыми от саке лицами.

Собирательный образ коммунально-неудовлетворенного украинца Тарас Григорьевич Шевченко заехал как-то в эти края по коммерческой надобности. Однако его тут так надули, что он уже по гроб жизни носил псевдоним Бульба, хотя ходит ошибочная версия о том, что он получил этот псевдоним в детстве за то, что поворовывал у Энгельгардта жевательную резинку, которая, будучи оставленной во рту, самонадувалась по ночам. Недавно наблюдательными украинскими этнографами было сделано удивительное открытие. Оказывается Согласно памятникам Кобзарю, Тарас Григорьевич во всех городах Украины смотрит на родную украинскую землю так, как будто ищет унитаз. И только в днепропетровском варианте ему стало ясно, что искомого не будет.

Некоторые, привыкшие к бесхитростному западному комфорту иностранные туристы и просто приезжие, задают не более чем сами бесхитростный вопрос. Почему, мол, в Днепропетровске такой своеобразный рельеф поверхности дороги? Отвечаю. Дело в том, что еще Нестор Иванович Махно, этот известный в Гуляй-поле хиппи, получивший за свою импотенцию издевательскую кличку «Батько», обожал брать этот город. Бывало, возьмет его, полюбуется и опять сдаст. Не мудрено, что в те времена по городским мостовым денно и нощно громыхали знаменитые махновские тачанки, выясняя, в каком именно кабаке Нестор Иванович пропивает выручку от очередной сдачи. Грешно, господа, заколдабливать обратно эти исторические колдобины.

Любвеобильная царица Екатерина Великая, говоря по-простому большая, также любила заглядывать в эти края. Заглянет, бывало:

- Майн гот! Ну и бардачище тут у вас, граждане! Просто завидно.

И как зачастит. Месяц город на ушах. А как устанут - сплавят царицу какому-нибудь Потемкину или уже никакому Орлову. С тех пор и прозвали город Екатерин-Сплав.

Вот Ленин - тот, напротив, обходил город десятой дорогой, порой даже одиннадцатой. А все после того, как по пьяному куражу обломил тутошней цыганке десять копеек на предмет погадать. Нет бы ей, как всегда, соврать, так ей в ответ обломилось вождю правду воспроизвести:

- А стоять тебе, картавенький мой, по всей Руси Великой на главных площадях с протянутой рукой по праву руку, а по леву руку левой из-под жилетки блох выщипывать.

Да только тут тебе ни Днепрогес, в смысле - тут тебе не светит. Круто кинет тебя здесь твой корешок. И сбылось-таки пророчество - главную улицу назвали именем Карла Маркса. И уехал вождь в Запорожье крутить там динамо имени себя, чего и нам завещал. После этого, говорят, у Ильича с Карлом появились некоторые разногласия. То есть, не в теории, а в способах. Мелочь, конечно, но у нас прижилось.

Вот такая история.