О маскировке

Дано два животных: слон и жираф. Два очень разных (почему — сейчас объясню) класса, отряда, типа, вида (эрудиты, не дергайтесь!) зверя.

Слон серый. Иногда буроватый. Иногда с голубизной — если брит. Его много, и пускай будет. Жираф в узорах.

Жираф в маскхалате. Жираф не может себе позволить быть, которым пускай. Слон большой — жираф маленький. Ведь тот, кто в маскхалате, всегда маленький.

В тот момент, когда ты надел эту одежду в пятнышках, когда ты изменил свой голос, стойку, место жительства, когда ты замер в штиль или затрепетал на ветру, — ты стал меньше. Не по росту — по сути. Твоя кожура становится меньше, теснее, давит, и ты дергаешься. Как эрудит. И сужаешь глаза — часть тела, не поддающуюся маскировке.

В это время на этом месте, как тебе кажется, должен стоять ты, но не такой. Не такой, но ты. Так хочется. И так начинается раскройка-выкройка и нервы по поводу непопадания нитки в ушко.

Я не такой. Приготовились. Я красивее. Меньше. Сексуальнее. Меньше. Сильнее. Меньше. Интеллектуальнее. До предельных размеров: блоха, клоп, тля. Да хоть ты и жираф!

Вот слон никогда не будет показывать, какой он умный. Взял бревно — и понес. Хоботом покрутил, нашел ананас — в рот. Правда, если что, - может этим хоботом… по… А если ничего, бревно — и понес.

Большие носят бревна, маленькие — знамена. Это такие маскхалаты на палках, на которых нарисовано, под кого ты маскируешься. Потому так много фантастики — от двухголовых птиц-мутантов до спин разноцветных зебр. Еще проще, когда пред¬меты на гербах. Серп и молот — очень хочется иметь репутацию кузнеца и пахаря. Автомат — вот такой я свирепый. Ананас или кукуруза — сытые мы, сытые… Много всяких непонятных полосочек и звездочек — не морочьте нам голову просьбами, мы такие загадочные… То есть сам не знаю, что мне еще надо, но еще надо.

У знатоков на гербе сова, а в документах чаще других встречается слово «интеллектуальный». Это как бы нутром головы. Попроси стул на метр переставить — ты уже иностранец. «Наши не по стульям, наши по креслам. И то в смысле посидеть подумать…».

А слон идет. А в хоботе бревно. И до того он похож на самого себя, что аж завидно! Завидно, что кто-то на этой планете может себе позволить не иметь ни маскировки, ни знамени, ни первенства мира по хоботовке бревен. Но именно это чувство здоровой зависти позволяет мне остановиться на нелепой мысли «я умнее».

Остановиться, сказать самому себе «ну и что?» и получить от жизни полное интеллектуальное удовлетворение.