О трудностях русского разговорного языка

Многие ученые мира рано или поздно приходят к простой, как Ленин с детьми, мысли о неподражаемости русского языка. Первыми это заметили патологоанатомы, обнаружившие что на русском языке и пупырышки побольше и слой никотина пожирней, а у женщин и сам он подлинней. Одним словом, с наворотами.

Если же какие другие врачи склонны рассматривать наш язык как выпавшую через рот извилину, мы таким мешать не будем, заметим только, что не согласны с пословицей «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». А не согласны мы только потому, что у трезвого на уме обычно растут волосы.

Неоднозначность же русских слов происходит от наших врожденных математических способностей с одной стороны все умножать на два-три, с другой стороны на те же два-три делить. Если, например, на работе говорят, что платить вам будут триста, то в переводе на чистый русский язык с одной стороны это значит «ты у меня и сто не дождешься», в то время как с другой стороны можно перевести как «я у тебя еще на триста украду». В общем те же триста и получаются, но обе стороны в выигрыше. Об эту особенность наш язык все время шлифуется как свинья о синагогу. Пример такой шлифовки наблюдаем на пословице «Жизнь прожить – не поле перейти». По тому, что пропала рифма нетрудно догадаться, что в рифмованном первоисточнике звучало «Жизнь прожить – не друга заложить». Дальше происходило следующее: «Жизнь прожить – не рубль заложить, не рубль одолжить, на все не положить, на полку наложить, все поле обложить, всех в поле мать итти!!!, не поле перейти». Именно такая последовательность ярко и выразительно показывает всю ответственность, которую испытывает переходящий поле. Иногда в русских пословицах встречается довольно распространенный прием подрезания фразы, называемый в просторечии подкуцеванием. Прием этот был широко распространен в годы угара Советской власти. Так, например, из древней поговорки «Надо молить богов, чтобы в здоровом теле был здоровый дух» легко убрали лишнее. А народ чем хуже? Вот например пословица «На каждого мудреца довольно простоты». Налицо явное подкуцевание. Даже невооруженным глазом можно заметить, что в первозданном виде она выглядела примерно так: « На каждого – мудреца? Довольно! Просто ты …!!!». Есть версия, что продолжение убрали из-за длины и многовариантности русских оборотов на эту тему.

Что же касается неизбежных ошибок, происходящих порой просто из-за недостаточно хорошей дикции вещающего, то посредством здравого смысла можно некоторые из них исправить. Так, например, явный алогизм прослеживается в пословице «Сами с усами». У нас в народе, между прочим, есть женщины. Ну, некоторые - да. А остальные? Однако уникальное качество русского народа самому себе создавать трудности исправляет пословицу до оригинала «Сами – Сусанины». Или, к примеру, совершенно несвойственное русским качество – делать что-либо за полгода, отраженное в пословице «Готовь летом сани, а телегу зимой» не выдерживает никакой критики. Что у нас вообще можно прогнозировать на полгода?! В настоящем виде эта фраза выглядела так: «Готовь клетку Сане, а «телега» за мной». Вот тут как раз верится. Потому что накатать «телегу» для посадки мы готовы в любое время года.

Впрочем, разнообразие вариантов русского устного творчества настолько велико, что делает невозможной любую попытку классификации. «У семи нянек дитя под газом», «Не красна изба углами, а красна поруганьем», «Язык до Кирова (Ежова, Берии и т.д.) доведет», «Стар супруг, а лечит новых двух (доктор наверное)». Любой восстановленный вариант требует отдельного рассмотрения. Так что из всего вышеуказанного вытекает мысль о том, что лучше в этом деле довериться собственному лингвистическому чутью и … смело, товарищ и много! Грудь не предложат тебе.