Покаянная

Наша женщина может почти все. Собрать грибов? Ведро и компас. Подоить корову? Ведро и вымя. Помыть пол? Ведро и швабру. Сделать так, чтобы будильник звонил громче? Ведро и будильник. Сделать так, чтобы мужчина храпел тише? Ведро и голову. Она может месить тесто и цементный раствор, строить дачи и глазки, стирать белье и обиды из памяти. Она может с одинаковой непринужденностью забить гвоздь и кабана. Она не может только одного - забить на все это болт. Так физиологически сложилось, что это мужская привилегия.

Мужчина произошел не от обезьяны, а от верблюда: в любой момент готов наплевать и уйти далеко-далеко (если не считать привычки пить за один присест на сорок дней вперед). Женщина тоже произошла не от обезьяны. Это цапля или, как говорят эстеты, журавль: по колено в болоте, а как грациозна!

Нет, я не хочу антагонизма между женщиной и нет. Я не призываю к священной войне журавлей с верблюдами. Верблюд все равно не пойдет в болото (скорей он пошлет туда все и вся). Я просто, на манер китайского философа бесполо наблюдаю за развитием дел в человечестве. «Алло, это человечество? Ну и как развиваемся? И что, можно поучаствовать?» Да, я иногда участвую и мне даже приятно. Но в эти минуты я не делаю никаких выводов, или, как говорят филологи, умозаключений. А какой мужчина в это время вообще думает? Мы, мужчины, дети галактики, готовые отбивать свою генетическую морзянку с периодичностью тонущего «Титаника», уступаем женщине место спасательной команды. Зачем? Чтобы был конкретный виноватый, и это были не мы. Мы дергаем за кольцо гранаты, бросаем ее недалеко и кричим «Ложись!». Попробуй не ляг рядом. Потом мы демонстративно носим это кольцо на пальце, а граната полежит, полежит да и бахнет. Кто будет виноват? Почему Я? Я кому кричал «Ложись!»? Я себе кричал «Ложись!». У меня такая идеомоторика: я даже перед тем как повернуть кричу себе «Налево!». А что, есть еще одна сторона? Не сбивай меня с мысли. Это очень важно - остаться чистым. Постирай мне, пожалуйста, рубашку. Нет, это не помада.

Хорошо лежать вдвоем на пляже. На мужчине одна вещь, на женщине одна-две. И очки. И, кстати, чтобы лето. Но приходит зима, а денег только на одну теплую вещь. И женщине неудобно за лето. И очки. Мужчине тоже неудобно, но он может потерпеть. Мы вообще умеем потерпеть, когда дело касается ответственности, самопожертвования, сочувствия и прочей, так сказать, женской работы. У нас есть слюна и болт. И еще разводной ключ, чтобы пошире разводить руками. При этом голова как бы говорит «да», а руки говорят «но». Лапа, мы непременно пойдем на «Чио-Чио-Сан» (или на «Щелкунчик», или купим тебе новый зонтик, перчатки, сковородку, бандану). Но не сейчас, не сегодня, потомушо… Как же этот винт в разводном ключе называется: меленный такой, но жесткий? Ну, ты понимаешь, финал кубка два раза не бывает, я пообещал Сереже, машина ждать не будет и вообще - черви дохнут, а я ж их сам копал.

И, главное, крыть нечем. Попыталась как-то сказать «Петух яйца не несет», но подумала и сдержалась. И очки. Красивый аргумент «Если мужчина от Вас уходит, значит, он Вас не достоин» лежит как Н.З. в танке. На случай когда в бою заглох мотор, по рации передали, что атака была ложной и надо отходить на исходный рубеж. Очень тогда нужен Н.З. Прямо такой аппетит.

У врачей есть термин «нежелательная беременность». Если честно, к нему надо добавлять еще два слова - «для мужчины», потому что если он согласен - этот вопрос не стоит. Появляются другие, но этот падает, ложится или, как говорят те же врачи, усыпает. А если он не согласен, то виновата она, потому что не время, потому что все так зыбко, потому что … а что мама скажет? Какая разница, чья мама? Заметим, опять виновата женщина.

И так изо дня в день, из века в век, с мешком песка для часов истории, с корзиной бумаг для подписания мирных договоров, с тюбиком клея для того, чтобы заклеить трещину в кафеле семейного очага, с газовым баллончиком (без газа) в одном кармане, с кошельком (без денег) в другом и в последнем, самом потайном, чтобы никто, чтобы не дай бог, чистый бланк «познакомлюсь с женщиной из Украины, социальное положение и владение англицским языком значения не имеют (боже, какая стилистика)».

И вот наш журавль расправляет крылья, выгибает шею, цокает клювом и спокойно, с достоинством, без нервов, не плюя и не забивая болт, надевает свои черные очки. «Что-то солнце сегодня ярко светит. Ах, да. Весна».