Год крысы

Лапидарные манеры
Куртуазности вчерашней
Тонут в жиже конституций
Послезавтрашнего дня.
В мгле надежд вернулась вера.
Обыватель ошарашен.
Крысы тихо, словно к блюдцу
С ядом, к елкам семенят.

В блеске треснувших игрушек,
Вспоминающих Хрущева
Шестьдесят второго года,
Отражается дисплей,
Как крысенок, безоружный
В глазе кошки Куклачева,
Про себя "стучит на коду",
Но ведет себя наглей,

Чем в манто крысиных бабы,
Жрицы культа антиспида,
И наглей, чем под карнизом,
Истязая хладный лоб,
Бьется в приступе декабрь
В грудь слепой кариатиды
(В состояньи эпикриза 
В нем проснулся некрофоб).

Через вязаную кепку 
В подсознанье инженера
Диффузируют сосульки,
Пробуждая доброту
Ненадолго и некрепко,
Потому что эта сфера
Как игра, пардон, в бирюльки
Есть упор на простоту,

У которой, как известно,
Нет предела, потому что
Мало что нематерьяльно — 
Неизвестен матерьял.
Но, однако... Как прелестно
Выпить добрый кубок пунша,
Как бы ни было банально
Это действие. Финал.