Как изводить оргкомитет

(из серии советы начинающим)

Жюри буквально валится с ног. Иногда помогает массаж. Но только мойОпыт проведения турниров показывает, что самым любимым делом на нем является изведение оргкомитета, подразделяющееся на три части: умышленное доставание, неумышленное доставание и стеб веселья ради. Грань между ними не всегда уловима и понятна лишь по реакции изводимого. Так, если, например, ведущий, плача от хохота отдирает от задницы президента комок жвачки, размером с бычью голову - это удачный стеб. А вот если чамушного ведущего крутят в коридоре четыре здоровых, как шкафы санитара - налицо умышленное доставание, настоящее русское качество.

Будучи за бессмысленно прожитые в ЧГК годы как изводящим, так и изводимым, позволю себе дать начинающим для кратчайшего достижения цели несколько дельных советов. Итак. Для того чтобы изведение было профессиональным надо твердо поставить себе конечную цель: нервный тик, заикание, припадок с пеной или без, инфаркт или сразу того. Не следует на первых порах увлекаться сразу того по двум причинам: во-первых, в нашей бедной стране существует дурацкий обычай собирать деньги на похороны со всех, кто помог покойного туда отправить, во-вторых, немного неудобно смеяться под звуки траурного марша - темп не тот.

Куда интересней начать с припадка председателя апелляционного жюри. Классический способ прост и многим доступен. Делаете тупое выражение лица (в большинстве случаев с лицом ничего делать не надо), дожидаетесь максимального накала страстей вокруг столика жюри (крики, оскорбления, взмахи руками, запотевшие очки и т.д.), четким строевым шагом подходите к председателю и, предано глядя ему в глаза, произносите сакраментальное «Ы-ы-ы!» Если объект замер в непонятном, не зная, что сказать - процесс пошел. Подмигните ему правым глазом, засунув руки в карманы, развернитесь на одной ноге на 180 градусов и уходите, насвистывая танец маленьких лебедей на слова Пахмутовой.

Отойдя на 10 метров, посчитайте до двадцати, тем же шагом вновь подойдите к объекту, прищурясь, как Копейко на бутылку водки, процедите сквозь зубы: «С починщиком Вас, Глеб Егорыч» и быстро на исходное положение. В течении последующих пяти подходов рекомендуются фразы типа «А в тюрьме сейчас макароны дают», «Виндовс 95 - баба ягодка опять», «Рота, подъем!» и т.п.

Когда у объекта начнут белеть зрачки и задрожит нижняя губа, - самое время подойти с заранее заготовленным подсвечником о трех свечах и с достоинством Берримора произнести «Овсянка, сэр!». К тому же подсвечником будет легче отразить попытку раскроить вам голову микрофонной стойкой. Сказанная вами сразу после этого фраза «Нервы у Вас, граф, не к черту чтобы вилки глотать» максимально приближает действие к кульминационной части.

Доведенные до отчаяеия Хайчин и Байрак стреляются из одного пистолета, экономя патроныКульминационная часть характерна тем, что объект начинает вести себя так же как Вы. Когда вы подходите, он начинает отдавать честь, и на вопрос: «А что, мать, красные в селе есть?» отвечает: «Зачем же при мальчонке-то, Ваше благородие?» или на вопрос: «А смело мы в бой пойдем?» без запинки отрезает: «Смело, Владимир Ильич!». И вот тогда, когда председатель работает автоматически, дальше происходит следующий диалог: «Трое сбоку», «Наших нет», «Будь готов!», «Всегда готов!», «Гав!», «Гав!», «Гав!», «Гав!», «Служить!», «А сахар?», «А во!». И тут, доведенный до отчаяния жадностью хозяина, председатель падает на пол, закрывает лапами морду и издает своё долгожданное «А-у-у-у!». Что и требовалось доказать.

Есть еще немало способов, но, полагаю, что раскрывать их все не стоит, поскольку, во-первых, жизнь полна импровизаций, а во- вторых - кто знает - может завтра я сам буду сидеть в жюри и кто-нибудь из вас, предано глядя мне в глаза, не произнесет заговорческим тоном: «Не спать мне спокойно пока Фокс на свободе жирует» «А-у-у-у-у-у-у-у!!!»