Письмо Байрака из Израиля на Родину

Дорогие братья по крови и всему что в ней содержится.

Мертовое море может спокойно удерживать пишущего человека на плаву В этот скорбный час, когда меня нет с вами, когда я нахожусь в лучшем (с точки зрения термометра) мире, хочется послать вам свой шалом или хотя бы кипу*. Как писано в летописи: «… и подошел Илья ко Днепру *и упоил из кипы своего коня и заржал конь». И я бы заржал. А потом подошел бы к Илье и сказал: «Винник, конь не Гаргер, чтобы пить все, что на халяву». Конечно, такую гадскую фразу лучше бы сказать на иврите, или на идиш, или опять на иврите, поскольку, как поется в песне, «Без иврита идиш невозможен, как святой аиден без креста». И я пошел узнавать с двух языков, хотя евреи называют это с двух рук. В общем, то ли язык у них такой, то ли руки не оттуда растут.

Первое что я узнал из Иврита - это то, что Коган переводится как царь. Из этого скромного факта вытекает нескромное умозаключение о том, что мы единственная на Украине организация с царем в голове. А то, что Байрак переводится как молния, означает, что меня, как и телеграмму можно, конечно, послать, но это дороже обойдется. После Байрака пошли сложности. После меня всегда идут сложности - им там уже натоптано. Например, в аэропорту ко мне подошли, согласно песне про трех китайцев, три китайца, жестами объяснили, что они еврейские портные и показали для достоверности три наперстка. Я сказал им все, что знал на китайском. Поскольку это было единственное слово «Хайчин», китайцы сбегали за четвертым, жестами показали, что этот подойдет, и что сделать ему Хайчин по тутошним аэропортовским ценам стоит 50 баксов, а на дому 70, не считая услуг сутенера, что по-китайски «грузчик». Торговались долго, сошлись на том, что за пять баксов они мне покажут, как одним семисвечником удовлетворить семь женщин, взяли деньги и ушли искать добровольцев. На этом Хайчин закончился.

Как выяснилось, два самых больших праздника в Израиле - Пейсах и Сынах. В эти святые дни евреи издревле молятся в Сынахгогах, где хранятся две главные святыни - свиток торы с записью выстрела Авроры и древняя фреска «Сотрудники Моссада в тюрьме давят инакомыслящим мандарины». Когда этих не было, евреи, как учит Дарвин, сидели на деревьях и за деньги превращали обезьян в гоев. Вот, собственно, вся история еврейского народа, если не считать одного малоизвестного факта: Израиль настолько маленькая страна, что в долгие годы семидневной войны конница Буденного с разгону промахнулась и вместо Иерусалима вошла в Бейрут.

И зачем это надо?Очень неудобно, что здесь вся грамота справа налево. Читать приходится с помощью зеркала заднего вида. Поэтому на израильских книгах всегда находится это зеркало плюс коробка передач на случай скоропостижного ареста читающего. Да что грамота! Чего только стоят дни недели. Один день все евреи не работают и вникают в Тору. Он так и называется - вторник. А есть еще Шабат, такое воскресенье, которое бывает в субботу. В этот день принято напиваться до первой звезды. Старые люди говорят, что давным давно в этот день в Иерусалим прибыли три былинных богатыря: Цымис, Цурес и Герпис, объезжавших границу и время от времени показывающих врагам свои Соломоновы столбы. Каждый четверг верховный муэдзин синагоги объявляет дождик. В этот день у евреев принято отдавать деньги. Дело серьезное, поэтому опять же никто не работает. Потом тот же муэдзин с простой фамилией Робинзон объявляет наступление Пятницы. Короче, работают только в понедельник, но день он тяжелый, многие прямо с утра зарабатывают себе грыжу. Это, собственно, все, что они зарабатывают за неделю. Но все-таки, ткнув рыло в обетованную почву, интеллигентный человек может нарыть там корни интеллектуальных игр. В эпоху римского засилья и застолья практиковалась грубая мужская игра: несколько грубых мужчин садились за стол и назначали одного кнопкой. Нажав на него, извлекали звук, на который приходил лев и грубо отвечал на поставленный вопрос. Поскольку ответ всегда был правильным, можно сделать вывод, что лев в ту эпоху был аналогом Бурды*. Гладиаторы отказывались играть в нее, ссылаясь сначала на грубость, а потом в Сибирь. Начался отток кадров, империя рухнула. В память о тех событиях до нас дошла только поздравительная открытка с изображением Спартака, крутящего римлянам Динамо, чего и вам желаем.

В целом, жить мне тут осталось хорошо, но недолго. И в эти минуты приходят в голову с обыском редкие мысли о том, что хорошо хоть иногда посмотреть на мир через мацу. Как гласит местная пословица: «Не надо парить себе мозги перегоревшим феном своего интеллекта». Так что будем попроще - вы там и я здесь.

Ваша молния.