Турнир имени меня

вместо эпиграфа: Почему при прощании мы говорим «пока», а при встрече не говорим «уже»? (Вопрос, на который нет ответа)

Когда меня не станет тут, в области досягаемости человеческого глаза, уха, носа, пальца, я хочу, чтобы в честь этого, наконец, свершившегося события сделали турнир. Маленький и один раз. Не для того, чтобы все поняли то, чего все, дураки, так долго не понимали, — каким я был классным пацаном, мужчиной, талантом, лапой-цацей, какой актер ласты склеил, что там еще, — а для себя — внеклассных, бездарных, самолюбивых, с завтрашнего дня все по-новому, докурю и брошу, потому что есть еще время все исправить, даже если его час остался. Для себя — с непонятной в кого верой, с черт знает, на что надеждой и рудиментами любви. Для себя — таких же, каким я был до возможности подобного предложения.

И чтоб этот турнир без приглашений, потому что куда ни сунься — у нас все равно одно место проведения — нутрь себя. Как ты его там сам себе организуешь — таким он там сам тебе и получится, и запомнится, и в душу западет, и файл образует (хотя возможен и вариант вируса).

Так что на этот турнир денег, скажите мне спасибо, не надо. Сиди дома, играй. Взносы и протесты добровольно, в охоту. Хочешь протестовать — беги в магазин, купи сыну шоколадного зайца на кило живого веса. Опротестуешь — заберешь. Сын поплачет, — может, поймешь чего. Тут, на месте, не выходя из дома. Вот телефон нужно выключить — он будет мешать думать. Белл придумал этот прибор для того, чтобы разучить людей это делать. Чуть что — набрал номер, спросил: «Алло, справочная? С какой стороны у меня Север?». Сядь, подумай. Где тебе холодно? Тебе внутри себя холодно. Тебе оттуда дует. Включи бойлер и не морочь голову барышне в Смольном.

Еще один момент экономии: на этом турнире не нужны будут часы с секундомером. Даже обидно. Мог бы напоследок подарить кому-нибудь свои. С надписью «На долгую память. Целую. Шутка. Ваш навеки. Хотелось бы». Чувствуете относительность временного фактора? О! Так причем здесь часы? Если мы можем ответить на вопрос, — время для каждого идет по-своему на фиг. Это не его дело. Оно не мешает, но и не помогает. Его профессия — ассистент ловли блох. Чудесный закат! Прекрасно поют соловьи! Кто-то сверху задает вопрос: «Какой закат?». Он же не спрашивает: «Какой закат? Время!». Он же здравомыслящее существо, в отличие… А! О нас можно. Собственно, ответ дан еще до (!) вопроса. Вот оно — сокровенное и истинное знание. Когда до, без колебания и без вопроса. Как надпись на прибойном песке: «Я тебя люблю». И волна. Ш-ш-ш! Ответ засчитан и унесен на обработку.

Да не будет на этом турнире никаких вопросов!!! И какая разница, в каком году Гамлет спросил: «Быть или не быть?» Главное, что спросил, да так и не ответил. Не ответил, а какой тур выиграл! Э, брат! Не будет тут вопросов.

Все, что надо будет сделать на этом турнире — сесть в кресло, дождаться полной тишины, закрыть глаза и, не проронив ни звука, ответить: «Жизнь, я тебя люблю». И услышать в ответ: «Поздравляю. Вы победили. До встречи».