Чужие здесь не ходют - 8

Саратов. 1 мая. Зал СГСЭУ. 2002 год. 15:00.

Звучит музыка «Так говорил Заратустра». Из-за кулис выходит старый Заратустра:

– Так вот что я вам, наконец, скажу. Пока я работал лабухом на веранде в Нескучном саду, туда иногда приходили, таки, несколько неглупых человек. За то, что они крутили го-лову этой бедной маленькой лошади, он крутил головы им, и все имели с этого свежую ко-пейку за час вырванных нервов. Мне никогда не нравилась эта идея скрещивать умных с богатыми. Но сколько ж наро-ду жило надеждой: с одной стороны – за счет скромного письма с вопросом «А что там в ко-робочке?» перестать жить так, как уже привыкли, а с другой стороны – раз в полгода угады-вая, что в этой коробочке, привыкнуть жить хорошо. И те, и другие одинаково хотели только две вещи: чтобы быстро и чтобы не работать. Узнаю русский народ, хотя, сколько там их было.

Теперь на веранде деньги кончились, а привычка таки осталась. Кому от этого хорошо? Мне. Я теперь играю своего, чтоб он мне был здоров, не два раза в году, а, мама моя, езжу по всему свету, разрываясь напополам, и кто может сказать, что где-нибудь есть еще одна такая музыка, на которую за сотни километров ехали бы тысячи людей, привыкших, чтобы слуша-ли не они, а их…

Я хочу, чтобы сейчас эти двое, которые меня попросили играть здесь, вышли и сказали, сколько еще они будут меня приглашать, потому что я, в отличие от моей клиентуры в Не-скучном, люблю чтобы не быстро и чтобы работать. Молодые люди!

На сцену выходят Саша и Юра, затягивая друг другу галстуки.

Коробов (Гитнику). Привет. Как дела?

Гитник (Коробову). Привет. А у тебя? (Пожимает плечами).

Коробов. Шарики купил?

Гитник. Купил. А ты штаты США пересчитал?

Коробов. Да.

Гитник. И сколько получилось?

Коробов. Двадцать пять, иначе аукцион долго будет продолжаться.

Гитник. А лауреатов?

Коробов. Два.

Гитник. Кто?

Коробов. Гитник и Коробов.

Гитник. Министр готов?

Коробов. Готов.

Гитник. Батарейки – есть?

Коробов. В министре?

Гитник. А в микрофоне?

Коробов. В чем-то одном нет.

Гитник. Ладно.

Коробов. Дорогие друзья. У нас все готово.

Гитник. Я приглашаю на эту сцену знатоков.

Знатоки проходят через сцену, ведущий объявляет счет 3:2 в пользу Гитника. Гитник приглашает на сцену игроков Брэйна, Москва поднимается, по пути лопая все, что попадется под руку. Гитник кланяется и приглашает Коробова.

На сцену выходит Коробов с кувалдой в руках и рельсой под мышкой.

Коробов. Это исторический гонг. Когда строили первый мост через Волгу, на обе-денном перерыве в него играли. Кто приходил последним – отдыхал от обеда. Вот такой был неслабый аукцион. Я решил возродить традицию. Только отдыхать по привычке будут рай-оны поволжского региона. Я должен назвать первый район, но вы и так поняли. Итак. То, что вы поняли – раз.

Команда «Бегемот». Самара.

Коробов. Самара – раз.

Команда «Модерн». Куйбышев.

Коробов. Куйбышев – раз.

Команда «Божьи одуванчики». Самара.

Коробов. Самара – раз.

Команда «Солнцевские». Куйбышев.

Коробов. Куйбышев – раз. А что Москва не торгуется?

Команда «Неспроста» (хором). Самара.

Коробов. Самара уже была.

Команда «Неспроста». Тогда Хайфа.

Коробов. Вы уверены?

Весь зал. Уверены-уверены!!!

Коробов. А платить кто будет?

Голос из зала. Тюмень. У них этой нефти…

Коробов. Тюмень – раз. Тюмень – два.

Голос из зала. Нет, тогда уже и Киев.

Москвичи. Кто сказал, что Киев платит?

Коробов. Минск – раз. Минск – два.

Голос Лукашенко. Шцо сзесь происходзиць?

Голос Москвы. А вас вообще никто не спрашивал.

Коробов. Напоминаю, господа, что Волга впадает в Каспийское море.

Голос Ровшана Аскерова. Начинается…

Весь зал. А нечего!

Коробов. Господа. Мы до чего-нибудь доторгуемся?

Голос Москвы. А смысл?

Коробов. Но мы же играем. Надо же, чтоб кто-то победил, чтобы кого-то наградить, чтобы кто-то порадовался, кто-то огорчился.

Голос Москвы. А можно только последнее?

На сцену выходит старый Заратустра.

– Так вот что я вам, наконец, скажу. Всем. Я пережил немало веков. Там было несколь-ко умных людей. Но они были по одному, а по одному всегда легче закрыть рот. Это как мо-им клиентам в Нескучном саду. Но здесь я вижу немножко другой профиль. И этот профиль – не просто силуэт. Эти двое молодых людей – хорошие ребята, но что они могут без вас? Что вы можете друг без друга? У кого и что вы сможете выиграть? Кто это сможет оценить? Что, сразу столько вопросов и совсем нет времени подумать? Но я только музыкант, и все, что могу сделать для вас – это музыка. Настоящая музыка. Вы думайте, а музыка будет иг-рать. Музыка будет играть, а вы думайте.

Ведущий и режиссер открытия и закрытия – Байрак Виктор.