Чужие тут не ходют - 3 и 1/2

	

ОТ АВТОРА: Учитывая свои уголовные наклонности, я назвал это произведение СРОК-ОПЕРА. Срок на вкус 
вышеуказанного должностного лица. Учитывая свое сексуальное (увы!) прошлое - опера в восьми актах.

Действующие лица (они же исполнители):
Президент - человек без прошлого. Мафиози.
Сынах - человек без будущего. Мафиози.
Фастовский - автоответчик Днепропетровского клуба за все промахи. Скромный городской мафиози. По жизни не 
женат.
Б. Бурда - представитель одесского Интерпола.
Князев - застенчивый человек в желтом, часто краснеет. Человек из бара.
Ал. Клейн - человек семейный.
Теща Александра Клейна - кормящая мать.
Евгений Чепурняк - человек без национальности.
Евгений Ильин - нормальный пацан. Человек из бани.
Александр Друзь - ругательство
Алексей Вавилов - человек, приехавший отдохнуть и оттянуться.
Виктор Байрак - человек, приехавший оттянуться и отдохнуть.
Фотограф, директор пансионата, игроки команд, Юрий Хайчин.


Акт первый
Секретная квартира по адресу Героев, 9, 4 этаж, дверь направо. Свет погашен, шторы задернуты. Единственный 
источник освещения - раскаленный докрасна утюг по правую руку президента.

Президент:	Я сегодня вас собрал
		На финансовый аврал.
		Так что быстро доложите
		Сколько кто чего украл.
(Князев достает платок, начинает судорожно вытираться)
		Ты платочек-то полож,
		Ты и так лицом хорош.
		Говори-ка сколько денег
		От нацбанка отдаешь?
Князев:		Я не спал все эти дни,
		Но у нас долги одни.
		Этим можно поделиться,
		А с деньгами - отдохни.
Президент (показывает на утюг):
		Ты видал вот это вот?
		Это вот на твой живот.
		Вот такой народный метод
		Изобрел у нас народ.
		Хоть на четверть, хоть на треть,
		А придется банк нагреть,
		А не то, глядишь, не будет
		Что платочком утереть.
(Долго ищет взглядом любимый всеми силуэт)
		Где наш Леша, где наш псих?
		Что-то нынче он не лих
		Так обычно много шутит
		А сегодня попритих.
		Где ты прячешься, злодей?
		Нам кормить таких людей (рассматривает фотографии знатоков) !
		Представляешь, что там будет,
		Не достанься всем блюдей?
Сынах (расправляет грудь, прокашливается, чешет бороду, потом спину, потом опять бороду):
		Я при власти, при советской
		Эти деньги доставал
		Там, где врач Елисаветский
		Тонким пальцем не сновал.
		А сегодня банк «Аваль»
		Пять копеек не даваль.
		Я  и бился там в припадке
		И лезгинку танцеваль.
Президент (с милой улыбкой):
		Ты, Алешенька, дружок,
		Им танцуй хоть стэп, хоть жок.
		Но, наверное, не хочешь
		На животик утюжок?
		Помнишь слово ключевое?
		Так оно пойдет надвое:
		Часть на север, часть на юг.
Сынах (считает в уме):
		Лучше все-таки утюг.
Президент:	Поди-ка, Фастовский, сюда
		Наш парадоксов друг.
Фастовский:	У наркомафии всегда
		Найдется пара штук.
		Найдется на «ЧТО? ГДЕ? КОГДА?»,
		На шашки, на футбол.
		...Вот только бы Борис Бурда
		Не вызвал Интерпол.
Президент:	Мы, от Леши до Кучмы,
		Все клиенты Колымы.
		Но турнирчик будем делать
		Даже ежели взаймы.

Акт второй
Открытие
(Дуэт Президента и Сынаха)
Президент:	Турнир наш будет гимн уму,
		Где каждый - брат и друг.
Сынах:		Еще посмотрим кто кому
		Накрошит нынче нюх.
Президент:	И здесь не важно кто кого
		А важно - ЛУК живет!
Сынах:		А то нам спонсоры, того,
		Прикроют кислород.
Президент:	Какой здесь пыл! Какой здесь дух!
		А каковой размах!
Сынах:		А я достал пятнадцать штук
		Смирительных рубах.
Президент:	Тут всех команд не сосчитать -
		Порядка сорока!
Сынах:		И каждый может пасть порвать
		Жюри из-за очка.
Президент:	Вот наша совесть, честь и мозг -
		Сидит Борис Бурда.
Сынах:		Давно не шли здесь под откос
		С Одессы поезда.
Президент:	Весь этот зал набит людьми,
		А сколько женщин тут!
Ильяшенко (с интересом):
		Как интересно, черт возьми,
		Какая вери гуд.
Президент:	Пусть дух сраженья воспарит
		В ответ на наш призыв.
Морозовская:	Про что там Коган говорит?
		Какие там призы?
Президент:	И пусть сильнейшим повезет
		На зависть новичков.
Сынах:		А мне опять за это все
		Платить своим очком.

Акт третий.
Открытие турнира. Выступление команды ДГУ. Ария Евгения Чепурняка.
За моей да за цыганскою за внешностью
Укрывается да бездна остроумия.
Образец я для чавеле без погрешности.
Из меня бы им, чавелам, сделать мумию.

Ой, с безумною улыбкой цвета снега я.
Да во смокинге блестящем цвета кондора.
Я из стойла уведу любую пегую,
Я из банка уведу любого спонсора.

Я подам красотке знак,
Чёлкой сделаю вот так.
Вот вам слово джентльмена,
Вот вам в руки белый флаг.

Вы рыбачка, я рыбак.
Очь приятно, Чепурняк.
Вы на суше, я на море -
Вот такой в стране бардак.

Все пройдет, как сквозь ребёнка каша манная,
Все посеется, как в чистом поле, хлебушком.
Не ищи меня, моя обетованная,
Потому что табор мой уходит в небушко.

Улетают к небу мухи 
И любовь свою несут.
Ишь Кольцов висит на ухе
(Слава Богу, не в носу).

Облетает в поле мак.
Это я к чему? А так.
Вот вам банка ацетона
И с ногтей снимите лак.

Грека руку в реку - чвяк!
Рак по локоть руку - шмяк!
Мы, артисты, все цыгане.
Главный - Женя  Чепурняк.
			
Акт четвертый
Общий план.
Нестройный хор из корпуса санатория:
		Слава! Слава интеллекту!
		Наливайте! Будь здоров!
Директор санатория:
		Все! Хана! Копец объекту,
		Выйдет Днепр из берегов.
Фотограф:	Дайте, дайте крупны планы,
		Улыбайтесь! Молодцы!
		В кадр опять вошли стаканы,
		Штопор, килька, огурцы.
Звукооператор:	Голос! Голос, эрудиты,
		Ну, не все же головой!
		В звук опять пошло «Иди ты!»
		И про орган половой.

Корреспондент местной газеты берет интервью. Столько интересных людей, что у него глаза все время 
разбегаются. По этой причине он все время ходит косой, и команда «Стирол», принимая его за своего капитана 
то и дело зовет играть. Но он мужественно задает вопросы.

Вопрос Евгению Ильину: Евгений, у Вас такое знакомое лицо. Где я мог Вас видеть?

Ильин: В бане.

Корреспондент: Что Вы можете сказать о сути интеллектуальных игр?

(За спиной сразу появляется группа подсказчиков)

Сынах: Женя хочет сказать, что это просто, как спичка: главное не держаться руками за головку.

Дударова: Если б ты еще в этом что-то понимал.

Ильин: Да.

Корреспондент: Что Вы испытываете за игровым столом?

Хайчин: Это как с женщиной. Возбуждение отсутствует, много шума и одна мысль в голове: «Зачем я все это делаю»

Ильин: Да.

Корреспондент: Что Вас больше всего удивляет на этом чемпионате?

Сынах: Оптимизм спонсоров. Наивные, как дети. Они думают, что нам бывает хватит.

Князев: Нет (подходит к барной стойке) Сто пятьдесят коньяка и «Хед энд Шолдерс».

Акт пятый
 
Песня команды донских казаков (вне зачета). Капитан Розенбаум. 

Ой, не счесть впопыхах версий шашкой рубанных,
Ой, не счесть городов, где нам драли зад.
Что нам стоит Кубань перепутать с Кубою
Если нам что нарсуд, что маркиз де Сад*.

А в голове - отверстие,
А на столе – ни версии.
Эх, босиком бы по росе,
Но надо думать как и все.

Извели за столом килограммы пасты мы,
Можем кнопкой давить муху на лету.
Хорошо пить коньяк вместе с головастыми
И мелькнуть на ЦТ даже за версту.

В желудке свищ, во лбу мегрень,
В паху не знамо что за хрень. 
Сейчас бы кашку на овсе,
Но надо думать, как и все.

Затрясет капитан бородою редкою,
Снова будет кричать, что в последний раз.
Если спонсор тупой и названье меткое –
Можно смело встречать за столом маразм.

А в животе – ирландский паб,
А в голове – кино про баб.
А по ночам встает Козлов
(А лексикон – двенадцать слов)

Ой не шуршит извилина!
А че шуршать коли одна.
Эх, отдохнуть бы в Туапсе,
Но надо думать, как и все.


Лирическая ария тещи Клейна над колыбелью внука

		Баю-баюшки баю,
		Не ложись ты на краю,
		Придет серенький волчок
		И укусит за бочок.
		А потом придет Бурда
		И укусит вон куда.
		Вслед за ним придет Башук -
		По головке тук-тук-тук.
		Сынах гавкнет из дверей,
		Хайчин схватит за филей,
		А потом придет Козлов
		Ножку кусь, - и был таков.
		Ручки выкрутит Ильин
		И не будет именин.

		Но услышит это Клейн,
		Прибежит на шум скорей.
		Башуку вомнет ребро,
		А Бурду - через бедро,
		Стукнет Хайчина по лбу
		Скажет Сынаху «Бу-бу»,
		Ильину наваши-уки,
		А не трожь ребенку руки,
		А Козлову - палец в нос:
		Папа помнит тот вопрос!

		Спи, наш маленький сынок,
		Спи, наш будущий игрок.


Акт шестой

Комната апелляционного жюри. В комнате сидит Вавилов и Бабенко. С грохотом отпирается дверь. В нее впихивают 
Байрака. Байрак кусается, отбивается гитарой, кричит: «Я одесский подданный! Я буду жаловаться Гурвицу!». 

Дверь захлопывается.

Голос за дверью:  Будешь жюрить, я сказало!

Байрак:		Это что еще за зверь
		Затолкал меня за дверь.
		Дали десять апелляций
		И куды я их теперь?
		Я сюда приехал петь,
		Написать какую бредь.
		А теперь я должен цурес
		От припадочных иметь.
Вавилов:	Ты, Витек, кончай орать,
		Сядь протесты разбирать
		Эту зверь зовут «правленье» -
		Может запросто задрать.
(Берет протест наугад, долго читает про себя)
		Тут про рыбу тра-ля-ля
		Разберем сугреву для.
		Только я кромя «Авроры»
		Вжисть не видел корабля.
Байрак:		Что они хотят от нас?
Вавилов:	Тут у них лихой заквас.
(читает)	«Если в судне сделать дырки,
		Рыбе будет просто класс!»
Байрак:		Что они, с ума сошли?
		Так же тонут корабли.
Вавилов:	Ну, а рыбкам так удобней
		Судно в дырочку коли.
		А насколько ты знаком,
		Скажем, с женским языком?
Байрак:		Очень может быть приятно,
		Если не быть дураком.
		Кант - любимец Башука
		Был философ на века.
		Но не пробовал в России
		Удалого языка
(Байрак просматривает результаты и другие бумаги)
		Ну а как турнир идет?
Вавилов:	Как Севелы самолет -
		Это там про нас с тобою:
		«Здравствуй, жопа, Новый год!»

Акт седьмой

Комната команды Донбасс. У Ефимова на спине надпись углем «Донбасс»

Ефимов:	Ну так что у нас обед
		С самогоном, али нет?
		В общем вам одна минута
		И пожалуйте ответ.
Величко:	Швидко, дiти, сiли всi
		Нарiзайте ковбаси
          (Ефимову) Шо ти спрашуєш вопроси?
		Ти давай її неси.
		Он стакани доставай,
		Дiтям повне наливай,
		Ну поїхали, реб’ята.
		Рабинович, запевай.

акт восьмой

Корреспондент судорожно записывает вопросы и ответы:

Фастовский: - В этой стране 100 лет нет рабов, но есть сборная индейцев по футболу. Кого еще там нет? Время!

Обсуждение команды Тернополя: - Кого нет? Нас там нет. 

Ремез: - А что он там сказал о Баберли?

Ильяшенко: - Он говорит, что баберли там похожи на диких обезьян.

Ремез: - Так и не будет нас там никогда!
	Ответ тонет в куче протестов.

Харьковская команда: - А Бразилия, между прочим, исконная Российская территория!

Команда Винника: - Прекратите свои антисемитские шуточки!

Фастовский: - Он послал 11 писем. Назовите самое известное украшение стола.

Молодая команда Днепропетровска: - Это вопрос на школу. Пиши - Пушкин.

Фастовский: - Правильный ответ - самовар.
Команда Харькова: - На хрена неграм самовар?

Команда Винника: - Прекратите свои антисемитские шуточки!

Фастовский: - Это живое существо чует запах водки за два километра, передвигается со скоростью 200 метров в час и совершенно не видит на очи. Кто это?

Сынах: - Не понял?

Фастовский: - Есть еще варианты ответов? Вопрос признается детским и снимается. (Фотограф снимает Сынаха).
Сынах: - А, вы в этом смысле.

Фастовский: - В Британии в 1906 году открыли магазин на 60 тыс. Человек. На третий раз установили барьер. Против кого?

Команда Винника: - Последний раз предупреждаем - прекратите свои антисемитские шуточки!

Фастовский: - В пьесе Евгения Шварца...

Команда Винника дружно встает и уходит.

Фастовский: - Повторяю. В пьесе Евгения...

Ильин встает и уходит.

Фастовский: -В пьесе...

Команда Харькова уходит.

Фастовский - уходит.

Б. Бурда: - Ребята, Вы куда? Я еще ничего не сказал!

Акт девятый

Песня «Стирола»

Страдают спины геморроем,
Терзая души типа струн.
Соображают только трое,
А остальных сразил бодун.

Но мы стоим, как хряк в овине,
Как над селом вечерний звон.
Хоч сами жовти, морды сыни.
Мы украинский чемпион!

В желудке охает второе
Из недостреляных цыплят.
Соображают только трое,
А остальные не хотят.

Но, слава Богу, мы не графы –
Нам что в бокалы, что в бидон.
Вот потому, что пьем не «Джаффу»
Мы украинский чемпион!

Вставало солнце за горою,
Хоть может это и закат.
Соображают только трое ( безнадежно пытаясь сфокусировать зрение)
Из восемнадцати ребят.

Хоть тут сидя не для прикола
И «нуз аид» и азербон,
Но все мы родом из «Стирола».
Мы Украинский Чемпион!


ХОР УХОДЯЩИХ.
		На трибунах становится тише,
		По аллее гуляет Бурда.
		Потихоньку поехала крыша,
		Результата - что с гуся вода.
		По стране беспределят бандиты.
		Что ль и нам доставать автомат?
		Раздолбаи мы, - не эрудиты,
		Неужели нам нужен диктат?
		И как будто не все мы уроды,
		И как будто имеем лицо,
		И как будто мы все из народа,
		Как сказал бы поляк - но то цо?
		Завтра к детям, к супругам, к подругам
		Выживать и беречь хрупкий мир.
		Так давайте не кушать друг друга -
		Видит бог, не последний турнир!