Южное танго

Он был простым интеллигентом, она студенткой института,
В котором долго объясняют про азы, буки и глаголи.
Как все восторженные дамы, она жила одной минутой,
Как все израненные души, он был поэт. И алкоголик.

Как водится в любой love story, они, конечно повстречались.
И, как  в стихах на эту тему, меж ними искра пробежала.
Она сидела возле моря, потягивая «Цинандали»,
А он дописывал поэму, хлебая «Солнце из бокала».

Глаза сверкнули, как алмазы, причем, чьи первые – не важно.
И тут волна пошла такая, что в море серфинг поломало,
Перевернуло водолаза, швырнув его на кромку пляжа,
Когда он заказал «Токая»: бутылочку и два бокала.

И если б повару – казаху не заказали восемь грилей,
И в этот день официанту все, то, что надо, заплатили,
Они бы выпили все залпом, но так и не поговорили.
А так, конечно, вечер, Ялта. Как будто ночь и Пикадилли.

Лилось шампанское рекою, 
Опустошая стойку бара,
Коньяк, ликер и все такое
Из будущего гонорара.

И вот, годков через шестнадцать, они опять попали в Ялту,
Где в чебуреках тает тесто, где алыча размером в сливу,
Где так приятно целоваться на чьей-нибудь богатой яхте.
Они пришли на тоже место и заказали… литр пива.

2003.